drygcheloveka (drygcheloveka) wrote,
drygcheloveka
drygcheloveka

Categories:
Текст начинается так: Один психолог пошел в ресторан.
Долго смеялась.
Почти как у Хармса:
"Иван Петрович Лундапундов хотел съесть яблоко".
Или.
"Один монах вошёл в склеп к покойникам..."

Не люблю слащавые истории и фантастические рассказы, - пишет автор слащавых историй и фантастических рассказов.

В нашем дворе обладатель чудовищных размеров автомобиля - полтора места на парковке - кричит на обладателя красненького "матисса": Вы мне весь обзор загородили! Я из-за вас выехать не могу толком!
Матисс красненькой спинкой доходит чудовищных размеров внедорожнику примерно до середины окна.

Тот же любитель гигантских транспортных средств - только теперь уже мне:
- Неужели нельзя ровно машину поставить?!
Делаю то, что клятвенно обещала себе никогда не делать - оправдываюсь:
- Я ровно поставила, точно посередине, параллельно разметке.
- Вы должны были поставить не параллельно разметке, а параллельно мне: вы что, не видите, что я тут стою?!

Запоздалый поздравитель:
- С днем рождения! С днем рождения!
- Спасибо! У тебя такой бодрый, счастливый голос - просто приятно слышать!
Как твоя семейная жизнь? Наладилась? Как поживают жена и маленькая дочка?
- Отлично! Просто замечательно!
- Рада, что ты так счастлив!
- Еще бы не счастлив: я сейчас на Сахалине, а они в Питере.

Соседка-бабушка молодой соседке, недавно снимающей в нашем доме квартиру:
- Вы знаете, ваша стиральная машина, она у вас с утра до вечера делает вот так (воспроизводит звук, как делает стиральная машина)
Молодая соседка (беззаботно):
- Да, маленький ребенок, много приходится стирать.
- Он что у вас, такой грязный?
Вспомнила анекдот про жену чукчи:
- Хорошая у тебя жена?
- Хорошая, только очень грязная - каждый день моется.

- Ты можешь матери на день рождения подарить пятерку по математике?
- Ну, маам!
- Пятерку! На день рождения маме!
- Можно я тебе лучше открытку нарисую?
- Пятерку!
- Открытку и вымою всю посуду.
- Нет, пятерку!
- Открытку, посуду и подмету пол.
- Пятерку!
- Ну, маам, ты же сама говорила, что слишком дорогие подарки требовать невежливо!

- Славик, подними шапку!
Сейчас же подними шапку!
Ты меня слышишь - подними шапку!
Что ты улыбаешься? Улыбается он - подними шапку!
Как тебе не стыдно так с бабушкой обращаться?! Я говорила твоим родителям: еще наплачетесь с ним, повернется и пойдет, и слушать не станет, что вы там лопочете - воспитатели хреновы! Это поколение такое наросло, им плевать на старших - смотрит тебе в глаза и улыбается. Им все божья роса. Наглые.
Подними сейчас же шапку! Говоришь ему, а он стоит и хоть бы хны - подними шапку! Вот, скажу твоей матери, пусть сама водит тебя на занятия! Подними шапку! Хулиган какой растет, а никому и дела нет!
Все, доигрался - я ухожу. Я говорила твоим родителям - терпеть не буду! Я говорила...
- Ба, ты куда? Стой, ты куда?! Вот, послушай, какая прикольная музыка - держи один наушник. Ой, ба, погоди, не уходи, у меня шапка упала. Чуть не наступил. Хорошо, что заметил...

Огромный сетевой магазин. Чудесная барышня-старшеклассница в розоватой шубке, белоснежных кроссовках и свежей стрижке. Ее мама - на полголовы ниже и на один размер субтильнее - примеряет курточку.
- Мам, ну фу и фу - ашановское барахло, повесь на место, не позорься!
- Но мне же нужна куртка! А что: хорошая куртка.
- Мам, повесь! По-вееесь!
- Но мне нужна куртка!
- Ну, хочешь, я тебе свою отдам, прошлогоднюю? Будешь хоть ходить как человек.

Про черноволосого молодого человека
Конечная - она же "начальная" остановка общественного транспорта. Черноволосый молодой человек, одетый с ослепительной грацией и изяществом - белые, несколько утомленные жизнью брюки, почти белый свитер, черная кожанка - обсценно, громко, да еще и по громкой связи, беседует по телефону.
Холодный северный ветер, безнадежное серое небо, граждане, понурясь, терпеливо слушают, кто, куда и на какую букву был и будет в ближайшее время однообразно, без творческого блеска в глазах, послан черноволосым красавцем, и с надеждой поглядывают на стоящий поодаль автобус. На автобусной остановке, на холодной лавке, дремлет слегка подогретый после смены, немолодой рабочий человек
Автобус, как всем известно, рано или поздно подойдет. Когда-то, по какому-то, одному ему ведомому расписанию - и ни минутой раньше. Все призывно глядят на автобус - уж очень задувает за воротник. Автобус стоит. Юноша выражается с каждой минутой все громче и веселей.
А тут подходит дивная сиреневая дама - сиреневая курточка, сиреневый шарфик, энергичная, серебряная стрижка отливает сиреневым, на губах фиолетовая помада - и немедленно открывает военные действия:
- Ты почему выражаешься?! Ты почему выражаешься - я тебя спрашиваю?! Безобразник какой! Ты почему выражаешься?! Тут между прочим женщины и дети!
Граждане оглядываются в поисках детей, никого подходящего не находят и готовятся слушать дальше.
- Думаешь, штаны белые надел, телефон купил и тебе все можно?! Мужчина! Мужчины! Вам что ли все равно?! Вокруг женщины и дети, мужчины, где вы?! Перевелись? Неужели ни одного мужчины теперь нет?!
Дремлющий пролетарий что-то мучительно выражает на лице, приоткрывает один глаз и откашливается.
- Мужчина, мужчина, я и к вам тоже обращаюсь!
Рабочий человек открывает второй глаз и достает из воротника рот:
- Слышь, парень, мать твою, бабушку, тетю, дядю, племянников и будущих детей, всех до седьмого колена тудыть-сюдыть-растудыть во всех позициях и всеми способами, описанными в древней индийской литературе! Тут, не видишь че ли, тудыть-сюдыть, так-растак, имел-не имел вашу мамашу на люстре в красных носках - здесь, не видишь - женщины! Ты меня понял, парень?
Оглядывается мутно: И дети!
Черноволосый красавец упавшим голосом говорит в телефон: Маша, я тебе потом перезвоню, хорошо?
Подходит долгожданный автобус.

Про лающую женщину
Чинно-благородно следуем в переполненном автобусе через исторический центр: граждане заходят, списывают с карточки денежные средства, рассаживаются по мере возможности или повисают на поручнях.
И вдруг одна пассажирка впереди - кокетливая шапочка, серебристый пуховик - ни с того ни с сего начинает лаять. Громко и на весь автобус. Полаяв, она хрюкает, потом мяукает, визжит поросенком и громко еще кем-то кричит.
Все замолкают и я вижу в глазах женщины, сидящей напротив, страх. Моя соседка качает головой и говорит еле слышно: Господи, какое несчастье! Вот, же ж... И ничего не поделаешь.
Мужчины стыдливо отворачиваются и прячут глаза. И чей-то мальчик спрашивает: А почему тетя лает? И ему зажимают рот, прежде, чем он успевает еще что-то спросить, и что-то говорят на ушко.
Рядом с лающей женщиной образуется пустое место и туда никто не садится. Так мы проезжаем несколько тягостных остановок.
И вдруг в тишине лающая женщина в серебристом пуховике громко говорит кому-то невидимому: Солнышко, слышишь бабу? Слышишь? А киса? Киса мяу. Мяяяу, мяяяу. А паровозик? Паровозик как говорит? Чух-чух-ту-тууу.
Женщина громко трубит паровозом, и те, кто едут сзади, начинают потихоньку смеяться. А что происходит впереди, где спиной к нам сидит лающая женщина, мне не видно.
Tags: среда обитания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments