drygcheloveka (drygcheloveka) wrote,
drygcheloveka
drygcheloveka

Category:

Вот, написала "зимнюю сказку" на конкурс зимних сказок)))А конкурс, похоже, накрылся...

Зима и Петя
Однажды утром, когда Зима уже стала старенькой и совсем седой, она проснулась совсем не в духе.
«Никто меня не любит, никто», - подумала старенькая Зима и заплакала.
На улице было темно и холодно, а когда Зима расплакалась – стало еще холоднее. Откуда ни возьмись, подул ледяной ветер, с неба посыпалась ледяная крупа, под ногами у прохожих выросла ледяная корка.
«Хоть бы эта зима поскорее прошла!», - так говорили и мамы, ведущие детей в школу и в детский сад, и папы, которым приходилось откапывать свои автомобили из под ледяных сугробов...и даже собаки – на своем собачьем языке – твердили одно: «Хоть бы поскорее кончилась зима, ух, как мерзнут лапы...»
Зиме стало совсем грустно, и чем больше она грустила, тем больше убеждалась, что ее никто не любт – ведь стужа становилась совсем уж нестерпимой от ледяных зимних слез и тяжких зимних вздохов, все норовили поскорее укрыться от зимнего дыхания в теплых домах и троллейбусах, а некоторые – совсем уж нетерпеливые люди –устав от постоянной темноты и стужи, покупали себе билет на самолет, чтобы сбежать от этой надоевшей Зимы в лето».
А ведь совсем недавно все было иначе. Зима вспомнила себя маленькой: как она робко приоткрыла дверь в осенний лес и высунула свою белоснежную головку с двумя смешными косичками из-за хмурой осенней тучи.
С неба тогда посыпались первые снежинки, а все – и дети, и взрослые – разом подняли головы к небу и заулыбались: «Смотрите, снег! Первый снег! Как хорошо! Как надоела эта осенняя слякоть!»
Потом Зимушка немного подросла, проводила совсем уже уставшую поливать землю слезами осень и стала полноправной хозяйкой всей округи.
На землю она красиво уложила сверкающий белоснежный ковер – такой пушистый и искрящийся, что все мигом забыли про осеннюю хандру и принялись доставать с антресолей и чердаков разные разности: санки, снегокаты, коньки, разноцветные ледянки, тонкие длинные беговые и толстенькие короткие горные лыжи...
То-то было веселья!
Потом Зима встречала Деда Мороза со Снегурочкой и заботливо следила, чтобы они не перегрелись в ее владениях – добавляла морозца, укутывала волшебного Деда вьюгой до самых бровей.
Когда в храма появились Ясли с маленьким Иисусом в колыбельке, Зима с любопытством заглядывала в окошки – ей хотелось получше все разглядеть, но воск горящих перед иконами свечей пугал Зиму – уж очень жарким пламенем горели эти свечи. И тогда Зима стучала в окошки и рисовала на них причудливые узоры – один другого краше – в подарок Божественному младенцу.
И вдруг все закончилось – елки вынесли на помойку, разноцветные лампочки, сиявшие в домах и на улицах, погасли. И сама Зима изменилась – она стала какой-то ворчливой и неприветливой: что поделаешь – старость не за горами. Теперь Зимушка часто все забывала и путала: то дунет морозом так, что окоченеют даже самые пушистые звери в теплых норах, то наоборот – позабудет про свою зимнюю работу, и тогда на домах вырастают гигантские сосульки, а дворники с лопатами наперевес сбиваются с ног – горе, если такое ледяное копье упадет кому-нибудь на голову...
Чем больше старела Зима, тем больше убеждалась – ее никто не любит на этом свете.
Не то было у людей – зима видела стареньких сгорбленных старичков, которым дети и внуки заботливо подставляли плечо, заботились о них.
«Что же, разве плохо я потрудилась, что теперь все меня прогоняют прочь», - так в который уже раз думала старенькая Зима, сидя на обледеневшей лавочке во дворе одного дома, и вздыхала, вздыхала, вздыхала...
От этих зимних вздохов мальчик Петя, который только долго болел и первый раз после болезни вышел на улицу, поежился и спрятал нос поглубже в воротник куртки. Петина мама мигом увидала, что мальчик озяб, и принялась заботливо укутывать сына толстым мохнатым шарфом.
«Всех, всех кто-нибудь да любит – вон какая заботливая мама у этого малыша, как нежно она его обнимает, какие мягкие и теплые у нее руки. И только меня никто не лююююююбит...» - , и Зима так горько заплакала, что по всему белому свету пронесся ледяной вихрь - уууууууууу, а вороны, сидевшие на ветках, стали похожи на распушившиеся серые шары.
«Я тебя очень люблю, - вдруг сказал мальчик Петя и заулыбался...щеки у него были бледные – еще бы, ведь он целый месяц просидел дома взаперти. – Я так мечтал поскорее выйти из дома с новой лопаткой, которую мне принес Дед Мороз, пока снег не растаял и ты, зима, не ушла от нас!»
- Значит ты меня видишь?
- Вижу...вон ты какая...красивая.
- И слышишь? И не хочешь, чтобы я уходила?
- Не хочу...я ведь почти всю зиму проболел. С горки ни разу не катался и на катке не был. Если ты уйдешь, мне придется опять ждать до следующего года – а это так долго. И еще я хочу слепить с мамой снеговика – она мне обещала, что мы непременно слепим, как только я поправлюсь. И снежную крепость. Ты, Зима, не уходи, пожалуйста, ладно!
Зима от таких слов будто помолодела на целых два месяца – а для Зимы это срок немалый, две трети ее, зимней, жизни.
Она заботливо провела рукавичкой по Петиным щекам и щечки у мальчика зажглись, как два огонька, а мама, ворчавшая, что, мол, домой пора и для первого раза вполне хватит и короткой прогулки в такую холодину, так вот мама ахнула и засмеялась – румяный сынок ей нравился куда больше.
И все же мама строго сказала: «Договаривались на полчасика - домой-домой!»
«Погоди, мамочка, - сердито отмахнулся от мамы Петя, - Не видишь, я занят – с Зимой разговариваю. Сама же говорила, что нехорошо перебивать».
«Маленький фантазер», - подумала мама и ошиблась на этот раз, потому что Петя действительно разговаривал с Зимой. Только мама этого не знала. Она ведь выросла уже довольно давно и не могла слышать и видеть так хорошо, как слышат и видят маленькие дети.
«Давай с тобой дружить, Зима», - предложил Петя – он был добрый мальчик и очень расстроился, увидев, как Зима горюет.
Зима поначалу обрадовалась, а потом вспомнила, какая она стала старенькая и ворчливая, как ее все гонят прочь – вон, даже детишки в детском саду разучивают стишок: «И все засуетилось, все нудит зиму вон...» Вон, вон – все так и кричат Зиме: «Пошла вон!»
И никто-никто ее не люююююю...тут Зима опять заплакала и перед Петей выросла красивая мохнатая сосулька – будто прямо из ничего выросла. Это зимние горькие слезки лились-лились, да и замерзли вдруг.
Петя протянул руку, и сосулька опустилась к нему на ладонь.
«Недолго нам с тобой осталось дружить, - печально сказала Зима. – Пройдет совсем немного времени, и я умру. И никто обо мне не пожалеет, потому что весна куда красивее меня...А лето, говорят, еще краше, только я его никогда не увижу»
«А пойдем ко мне жить, предложил Петя. – Я тебя в морозилку положу и ты не умрешь – будешь жить там до будущего года. А я стану тебе сказки рассказывать, покажу свои игрушки. И лето тоже покажу – из окошка. И на дачу, если хочешь, возьму – у моей мамы есть сумка-холодильник. Ты отдохнешь и снова станешь девочкой-зимой. А потом я тебя на волю выпущу».
- Да ведь твоя мама не согласится! Небось скажет – нечего в холодильник всякие грязные сосульки пихать.
- Не скажет, не скажет. Потому что моя мама добрая. Она мне с улицы разрешает палки приносить, правда-правда. Только придется ей про тебя рассказать.
- Неет, ни один взрослый не поверит, что в холодильнике у тебя живет Зима!
- А моя мама поверит, потому что она сама была маленькой и еще не забыла, что вокруг живут разные чудеса. Вот увидишь.
И Петя подбежал к маме, дернул ее за рукав и закричал: «Мамочка, можно я у нас в холодильнике Зиму поселю – не навсегда, только до будущего года. А то мне ее жалко – она старенькая и одинокая. А я за это тебя слушаться всегда буду и кровать сам застилать, и руки мыть без напоминания!»
Мама посмеялась-посмеялась. Потом немножко посердилась. А потом глянула на волшебную сосульку, переливавшуюся всеми цветами у Пети в руке, да и согласилась. Просто она вспомнила, как сама была маленькой девочкой и спасала сосульки, чтобы они не растаяли.
А сосулька та переливалась так красиво не случайно – Зима ведь была волшебницей и умела, если нужно, спрятаться в одной небольшой сосульке или даже крохотной снежинке. Вот, значит, Зима и поместилась вся в сосульке, и Петя с мамой и Зимой поскорее пошли домой, чтобы старушка не растаяла ненароком.
А на дворе сразу заметно потеплело, из-за туч выглянуло солнышко и скоро по дороге в школу школьники уже перепрыгивали через ворчавшие весенние ручейки.
Зима же поселилась у Пети дома - в морозильной камере. У нее были, конечно же, собственные апартаменты – мороженые котлеты и пельмени сразу же перебрались на другую полку. Петя, как и обещал, рассказывал Зиме сказки и показывал из окошка всякие летние чудеса. В гостях у Зимы он сделался закаленным и не боялся больше никаких простуд – ведь когда Петя открывал дверцу холодильника, он сразу же попадал в зимнее холодное царство.
И мама была довольна – в самые жаркие летние дни ее холодильник оставался таким же неприступным для жары как крепость Снежной королевы и никогда не размораживался.
Петя и Зима сделались большими друзьями.
И вот что удивительно – с каждым днем, проведенным в гостях у Пети, зима как будто становилась моложе. Наверное, так и случается, когда о тебе кто-то заботится по-настоящему.
А когда осень наконец высыпала на землю все свои золотые, красные, желтые и оранжевые дары, и уже устала поливать землю холодным дождем и гонять туда-сюда серые тучи, Петя вытащил Зиму из холодильника, положил на ладошки и поскорее выбежал во двор.
Там он подкинул Зиму высоко-высоко в небо, и скоро не землю посыпались первые робкие снежинки, а люди – все как один – задрали вверх головы и заулыбались: ««Смотрите, снег! Первый снег! Как хорошо! Как надоела эта осенняя слякоть!»

И Петя заулыбался – ведь впереди, он знал, были катание с горок и коньки, и пушистая новогодняя елка, и Рождество.
А потом Зима снова обещала поселиться у него до будущего года.
Петя высунул язык – далеко-далеко – и сразу же на него села самая красивая и затейливая снежинка, а зима засмеялась и, расшалившись, дунула Пете в нос – ведь она сама была теперь маленькой озорной девчонкой с двумя смешными белыми косичками.
Subscribe

  • (no subject)

    Первая машина у меня была "копейка" - та, которая жигули-копейка. Юные милиционеры останавливали нас не за нарушения: им охота было поглядеть, как…

  • И про то, как мужчину подвозила

    В продолжение предыдущего поста про "женщину за рулем" - меня - и голосующих на обочине граждан. Тут "ревела буря, дождь шумел, во мраке молнии…

  • Как я подвозила женщин

    Всегда боялась брать в машину голосующих на обочине незнакомых граждан, наслушавшись разного нехорошего. За почти 17 лет вождения исключение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments