drygcheloveka (drygcheloveka) wrote,
drygcheloveka
drygcheloveka

Category:

У нас и у них

Вчерашний вечер провела в обнимку с каналом "Культура".
Сначала мы с котом смотрели одно глубоко советское кино. Там три женщины: первая - ослепительная Доронина с непередаваемым, грудным, бархатным, мурлыкающим и вызывающим из подсознания праматерь Еву низким голосом, камеями, волоокими очами, бровями и еще Бог знает чем.



Вторая - молодая совсем еще Лариса Удовиченко, по фильму ей никак не больше тридцати, а скорее всего, даже и меньше. Все эти удовиченковские разлетающиеся юбки, стройные ножки, дробные каблучки, искристые глазки, хорошенькое личико - эдакая девушка-лисичка-оборотень.



Третья - будущая жена Табакова, которой еще предстоит дорасти до супружества. Тоже такая, знаете, с распахнутыми зеркалами души, гладкой прической, то-се - явно не с закрытыми глазами старец второй раз женился.



Сюжет драматический: блистающая, несмотря на все попытки режиссера как-то притушить, приглушить и обрядить в домашнее Доронина - беспросветная мать-одиночка. Ни о какой женской составляющей образа речи, разумеется, не идет - куда там, поезд не только давно ушел, а уж в пути успел рассыпаться по поросшим лопухами рельсам ржавой пылью.
Потом старшая дочь, умопомрачительная Удовиченко. Когда-то, в восемнадцать, она послушалась властную Доронину-маму и не выскочила замуж за любовь всей своей жизни. И плохо сделала: теперь уж, к 28 примерно годкам, все женихи, разумеется, разобраны, приспособлены к юбкам и пеленкам, и чинно сидят на партсобраниях. В перерывах между коими, видимо, и встречаются с перезрелой красоткой Удовиченко на хатах у беспринципных своих друзей. Есть у ловеласов-женатиков еще одно особо изысканное развлечение: водить любовницу в Детский мир за подарками своим детям. Бедная девушка отчаянно сражается за крохи женского счастья, но битва давно уж проиграна, косточки в земле истлели, стрелы затупились, а поле битвы поросло дурман-травой.
Ах, да, чуть не забыла упомянуть про еще один женский образ: бабушка - по фильму она старше дочери-Дорониной на 18 лет, посему ей лет 60 с гаком, посему женским образом она быть никак не может - скорее, это такой сморщенный домашний оракул в платке из козьего пуха.


Короче говоря, у всех героинь, несмотря на бархатные сексуальные голоса, ножки, глазки, породу и природу, все давно и непоправимо в прошлом, только младшая внученька, которой как раз стукнуло восемнадцать, и может еще на что-то надеяться. Потому и бежит она в ночь к своему мальчику-первокурснику, сопровождаемая напутствием старой бабушки и пропащей сестрицы: Беги, беги, милая, навстречу своему счастью, беги, пока не поздно!
Бежит - и правильно делает, завтра-послезавтра уже некуда будет бежать!
Единственная живая и слегка правдивая сцена в фильме: две проводницы, подперев руками каждая по влажной щеке, поют задушевную песню "про любов", понимающе глядя в глаза друг дружке, а вовсе не разудалому, одноночному нефтяннику-ухажеру, неумело подыгрывающему им на гитаре в ночном поезде.
Кажется, эту правдивость контрабандой протащили в фильм две хорошие актрисы, а режиссер случайно прозевал и не задавил вовремя.
От полноты чувств прогнала задремавшего кота, вымыла три раза подряд плиту и в качестве противоядия уселась смотреть по той же "Культуре" "Простую историю" с Роми Шнайдер в заглавной роли.
И Шнайдер, бедняге, тоже и по фильму и в жизни на момент съемок давно минуло восемнадцать.
Но это была уже совсем, совсем другая история...

Tags: кино, просто так
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments