drygcheloveka (drygcheloveka) wrote,
drygcheloveka
drygcheloveka

Ноги

Две отчаянно страшные истории моего детства.
Первая вот. Я совсем маленькая, и мы с мамой приехали в Киев к ее маме - моей бабушке. А бабушка жила тогда со своей старшей сестрой Валюшей - тоже бабушкой, только двоюродной.
Валюша была одинокая, в смысле бессемейная, и очень добрая.
К ней-то на работу мы и отправились один раз не знаю за какой надобностью. Служила вторая бабушка в регистратуре некоего медицинского заведения. Помню уютный киевский дворик, маленький домик с неприметной вывеской - окошки гостеприимно светятся; лесенка в полуподвальное помещение; скрипучая, обитая клеенкой дверь, снабженная пружиной... Дверь открывается, мы входим, и я с ужасом убеждаюсь, что у противоположной стены, выстроившись в ряд, стоят... ноги. Блестящиее, кажется, лакированные, и в страшных каких-то черных ботинках. Отрезанные человечьи ноги...
Слова "протез" я тогда не знала, так что страшные ноги еще не один год являлись маленькой девочке во сне и заставляли просыпаться с громким плачем.
Спустя несколько лет я, к несчастью, доросла до пионерского лагеря, куда и отправилась незамедлительно в первое же свое каникулярное лето. Лагерь был не простой, а "от Союза композиторов" - так со значением говорили взрослые, почему-то непременно понижая при этом голос почти до шепота. В непростом лагере были непростые дети, которые дразнили и обижали меня так, что однажды наша милая рыжеволосая вожатая расплакалась прямо посреди девичьей спальни, обозвала моих мучительниц "юными фашистками" и тут же, поздно вечером, уже после отбоя, перетащила все мои вещи и меня вместе с ними в палату к старшим девочкам. Старшие девочки были добрые, после отбоя непременно рассказывали разные страшные истории, а спать ложились на час позже малышей. Этот час я проводила в палате одна, в томительном ожидании своих новых соседок.
Они приходили, веселые и очень взрослые девочки лет девяти, укладывались, гасили свет. Очень скоро начинали летать по палате убивающие все живое черные занавески, красные ногти пробирались украдкой в спальню "темной-темной ночью", а гроб на колесиках уже в который раз предупреждал о своем намерении посетить нашу галактику. Все эти малосимпатичные персонажи исправно выполняли свою функцию: потихонечку, исподволь усыпляли одну девочку за другой. И вот уже монотонный голос рассказчицы после небольшой паузы секретным шепотом вопрошает: "Все спят или нет?"
Конечно же, нет: кто-то непременно бодрствует до последнего, изо всех сил удерживая слипающиеся веки в положении "открыто"; если же укрыться одеялом с головой, то черным занавескам тебя нипочем не достать - это всем известно.
А однажды веселая, краснощекая девочка рассказала совсем другую историю. Помню, там была мама, у которой нет никого на свете, кроме красавицы дочки. Дочка, как водится, захотела вечерком пойти погулять, а мама, опять же как и положено, строго-настрого наказала ей возвратиться не позже девяти.
Дальше следовало томительное перечисление: девять часов - девочки нет; десять - девочки нет; одиннадцать... Бедная женщина, одна в пустой квартире - мечется взад-вперед по коридору, то и дело подходит на цыпочках ко входной двери и прислушивается, не идет ли дочка. Это вам не гроб на колесиках, тут по-настоящему страшно, и это яснее ясного даже семилетней девочке.
И вот в полночь, наконец, звонок - это вернулась девочка. Мама бежит изо всех сил, распахивает дверь, а там... ноги и больше ничего - только ноги, а на ногах записка: "Мама, я пришла".
Ужасные, отдельные от человека ноги снова вернулись ко мне откуда-то издалека и напугали так, как после уже никто не смог: ни Эдгар Аллан По с его колодцем, маятником и прочим пытошным арсеналом, ни Майн Рид, безжалостно пустивший самого юного и прекрасного своего героя странствовать без головы. Разве что медведь на липовой ноге - тот самый, что стучится черной-пречерной ночью к старухе прямо в окошко и спрашивает грозно: Кто тут в избушке сидит, кто мое мясо жарит?! - разве что он...
Tags: ужасы
Subscribe

  • В старинном московском особняке...

    Пошли на выставку Василия Шевченко, попали в поразительное место - музей Церетели. А не пошли бы, так и не попали бы. Потому что кто же по доброй…

  • Посвящение

    Большой мальчик вчера ушел посвящаться в студенты. Пришел сегодня. Бледный. Глаза как у совы. Расскажи что-нибудь! - говорю. Рассказал вот это:…

  • Раз в год

    Вчера компания шла впереди. Так один юноша - он в трех незатейливых предложениях восемь раз помянул одно и то же ненормативное слово. Я специально…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments