drygcheloveka (drygcheloveka) wrote,
drygcheloveka
drygcheloveka

Хэллоуин и колеса

Наверное, в канун Хэллоуина, натешившись бессмысленным вырезанием и поджиганием оранжевых тыкв, следовало бы остаться дома, сидеть у окна и прилежно вязать столь же бессмысленный как резные тыквы длинный носок. День в этом случае прошел бы, хоть и бестолково, но зато и без потерь.
Так, вероятно, поступили бы люди с развитой интуицией. Но мы решили иначе: поручив захворавшего маленького мальчика заботам бабушки и дедушки, как Бременские музыканты двинулись мы вперед, к новым приключениям. "Двинулись" - безусловно, тут самое подходящее слово!
Мы - это я и мой мальчик номер один. Забыв в гордыне своей, что наши намерения не всегда исполняются, мы смело отправились покупать в подарок нашей машинке новые диски, чтобы встретить надвигающуюся зиму лицом к лицу. Предварительный анализ цен на рынке дисков помог мне сузить круг поисков до железок, уже побывавших в употреблении. Разумеется, я не дерзнула явиться на развал и выбрать диски сама.
Другое дело, если бы диски были платьем, шляпкой или, скажем, кастрюлей - тут я управилась бы в лучшем виде. Диски же - вещь совсем из другой оперы, поэтому очень немолодой и совершенно дивный человек - давний мой машинный мастер - поехал в какое-то прочно присмотренное им место и выбрал из предложенного, что приглянулось. Мне оставалось только явиться в указанное место, чтобы продавцы произвели окончательные замеры всяческих дисковых отверстий и убедились, что именно этот кругляш подходит к нашему колесу.
Оп-оп - и мы счастливые обладатели почти новых дисков. Потом на металлический скелет добрые дяди натянут ощетинившуюся шипами резиновую кожу: добро пожаловать, зима!
Забегая вперед скажу, что этот сценарий оказался в корне утопическим, а
вместо элегии мы получили скерцо или историю многоступенчатого объегоривания.
Все потому, разумеется, что приторможенным тетенькам с грустными мечтательными глазами в суровом мире гаражных сервисов, сходов-развалов, запчастей и прочих машинных апгрейдов попросту нечего делать. Следует знать, что там, где большие волосатые мужчины, поминутно сплевывая и обсценно выражаясь, грубыми голосами устанавливают свои смутные законы, на таких тетенек объявлена охота. Их отлавливают, ощипывают, а затем миролюбиво отпускают на волю - пересчитывать оставшиеся в ридикюле редкие перышки.
К тому моменту, когда общипанные тетеньки снова обрастают оперением, в машине обычно снова что-то ломается, и позабывшие науку дамочки снова становятся легкой добычей сервисных монстров...
Но все это еще ждало нас впереди. Покуда же мы по пробкам, но полные светлых надежд, ехали через половину города забирать ждущие нас диски.
Вот, наконец, перед нами ржавые лоскутные ворота. Сквозь дырки видны останки автомобильных начинок. Суровый мастер нас встречает, но сам руки о наши диски марать не желает - откуда-то из железных недр является подмастерье, моментально делает стойку на дичь, также суровеет лицом и производит необходимые замеры.
В итоге мы получили свои диск и и сопровождаемые заверениями, что диски эти просто созданы для нашей пожилой японской машины, отбыли в освещенное неоновой вывеской место по соседству, называемое "Шиномонтаж". Там обнаружились пятеро радушных армянских мужчин, которые тут же рьяно принялись за дело.
Перво-наперво они раскритиковали мою зимнюю резину и вынесли ей модный приговор, который звучал как "никуда не годится".
Услышав, что другой резины у меня нет, армянские мужчины очень удивились. Вероятно, подобная бедность не вписывалась в их картину мира. Опечаленные, они принялись ходить вокруг машины, качая головами, поминутно заглядывая то в салон, то в багажник и, видимо, полагая, что из невнятного женского кокетства я утаила от них еще один резиновый комплект. Убедившись окончательно, что резины больше действительно нет, пять бравых мастеров грустно переглянулись, гортанно прокричали что-то и, наконец, дружно принялись за работу: и вот уже на наших не совсем новых дисках красуется не совсем свежая резина.
Попутно выяснилось, что на новые диски нужны новые гайки. Так мы с мальчиком снова получили возможность наведаться к нашим старым знакомцам - суровым мастерам: гайки, чек на гайки и, наконец, теплое пожелание, чтобы все у нас было хорошо.
Маршрут "суровые мастера - крикливые мастера" мы выучили на отлично - совсем скоро машина обрела новые колеса.
Расплатившись, поблагодарив и выслушав пожелания счастливого пути (что в переводе с ломаного русского на просто русский, безусловно означало: "валите отсюда поскорей и чтобы мы вас больше не видели!), мы загрузили багажник летней резиной, собиравшейся реализовать свое конституционное право на отдых на бабушкином балконе, и радостно отчалили.
Впрочем радость наша, как все радости в этом лучшем из миров, была кратковременной, эфемерной и прочной как след от удара ладонью по воде. Проще говоря, длилась она до первого перекрестка, где мне подошла надобность затормозить.
Тут же мы услышали глухой стук и разом перестали жевать бабушкины яблоки.
- Что это было, а? - это я, испуганным голосом.
- Наверное, в багажнике что-то гремит, - это не склонный к мистике юноша.
Перед пешеходным переходом я притормозила снова - стук усилился.
На следующем светофоре стук превратился в грохот.
Не на шутку струхнув, мы развернулись и скоро снова были у знакомого армянского забора. Сказать, что нам никто не обрадовался - ничего не сказать.
Знаменитое армянское гостеприимство выразилось в том, что нам на выбор были предложены несколько крайне креативных идей, откуда может стучать:
1. шипы царапают об асфальт, а на нас приехали свалить;
2. сами по дороге что-то сделали, а на нас приехали свалить;
3. это тормоза плохие, а на нас приехали свалить;
4. нигде ничего не стучит, а на нас приехали свалить;
5. сколько работаем, все всегда довольны, а на нас приехали свалить.
После того как все предложенные сценарии были мною отвергнуты, многострадальную пожилую машину вздернули на дыбу и оставили в унизительно-беспомощной позе дожидаться очередного мастера.
Тот мастер был другой мастер. Видимо, он не успел еще сговориться по-армянски с нашими пятерыми братьями-разбойниками, поэтому сходу принялся кричать, ругать косоруких бандитов, которые такое тут сотворили и крутить перед нами задние колеса. Колеса при этом отнюдь не желали крутиться как полагается колесам, описывали в воздухе немыслимые какие-то восьмерки и вообще, попросту говоря, болтались.
Диагноз: дырка, которая на диске по центру (простите великодушно, если кто-то владеет терминологией!), ни по каким законам природы не может подойти к нашему колесу. Помните "Золушку": "Но она вам невозможно мала! Какой чудодей ухитрился обуть вас?" Примерно так все и было...
Дальше как в тумане - армянская сторона валила все на суровую сторону, суровая - на армянскую. Все мои попытки стравить стороны между собой бесславно провалились: никто не пожелал сделать несколько шагов и встать лицом к лицу с вражьей ратью. Напротив, слабую женщину использовать в качестве парламентера обличающие друг друга стороны не побрезговали. В ответ на мою попытки выяснить, зачем совали то, что никак не могло всунуться, пять богатырей разом дружно переходили на армянский. Этот древний язык, вероятно, как нельзя более пригоден для объяснения необъяснимого. Однако вопрос "зачем" упорно оставался без ответа. Как, впрочем, и вопрос "кто виноват?"... и зеркально всплывающий следом: "кто будет платить?"...
В свою очередь суровые наши соотечественники, продавшие нам непотребные для нашей машины диски, иностранными языками, видимо, не владели, справедливо предпочитая обсценную лексику. Засим мальчик мой узнал много новых слов, а я напротив не узнала совершенно ничего нового: разумеется, во всем виновата была исключительно колесообувающая сторона, тогда как продавцы дисков оказались людьми святыми, бедными и измерительными навыками не владеющими вовсе...
Вечерело. Мы выдохлись и решили сдаваться. Махнув рукой, я велела богатырям переодевать все обратно, потом мы понуро побрели в ставку "суровых" - сдавать приобретенное. С сыном, кстати, мне крупно повезло: такой элитный сеанс трудотерапии способен выдержать далеко не всякий юноша пятнадцати лет от роду.
Хорошие новости, впрочем, тоже были: впервые в жизни я отважилась торговаться и в результате получила скидку за повторный шиномонтаж: приговаривая "бэдная женсчина" и качая головами, представители братского народа скостили мне пятьсот рублей. На этом хорошие новости собственно и закончились.
Вероятно, суммы, оставленной нами в раздевалке для колес, хватило бы на зимнюю обувку для автобуса. И разумеется - разумеется: когда мы, постукивая шипованной резиной, натянутой на старые диски, выехали за гостеприимные ворота, армянское радио угодливо сообщило, что обещанная на завтра зима откладывается на неопределенное время...
Впрочем, нет - было и еще кое-что веселое - в который раз я убедилась, что у моего старшего сына неплохое чувство юмора.
"Слушай, мама, - сказал мой большой мальчик, искоса поглядывая на перекошенное от радости материнское лицо. - Вовсе незачем так переживать: только представь, что мы раз в жизни позволили себе элитный шиномонтаж - и все! И перестань, наконец, твердить: "что это было?!" - это было то самое, на букву "х". Нет, я вовсе я не нахватался всякой дряни в автосервисе: просто мы чуть раньше отпраздновали Хэллоуин - самую ужасную ночь в году!"

Tags: Даня, все на свете, злобное, машинное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments