drygcheloveka (drygcheloveka) wrote,
drygcheloveka
drygcheloveka

Коммуникативная ситуация

Остроумная и нежно любимая мною nikolaeva в комментариях к собственному посту  http://nikolaeva.livejournal.com/152896.html пишет: "Не понятен смысл сего действия. Бегать по улицам, тыча в людей пальцем, и кричать:" Старый!!!!"
Я не могу придумать такую коммуникативную ситуацию, в которой было бы уместно "в глаза" назвать человека "старым"..."

Я, вот, вам сейчас опишу такую коммуникативную ситуацию в красках, раз уж к слову пришлось.
Сижу я, значится, на детской площадке и вращаю глазами за мальчиком Петей, который на высокой скорости гоняет на велике по окрестностям со своим садовским дружком. И заодно я слушаю любимую музыку с целью развлечь себя, а также чтобы ко мне никто не приставал. Вот, муж моей сестры показывал недавно гениальный бейджик: с одной стороны фамилия, имя-отчество, все чин чином, с другой надпись: "Не готов к общению". Прекрасная, прекрасная идея!
Я почему-то стесняюсь нацепить на себя такой бейджик, поэтому сижу, воткнув в каждое ухо по наушнику и музыку сделав погромче...
Даже не увидела, как она села со мною рядом: прекрасная погода, солнышко-птички-детки-узорчатая листва колышется - все благоглупости в ассортименте. Плюс мои любимые Кабалье и Каррерас в наушниках. И тут меня кто-то за рукав так вкрадчиво, птичьей лапкой... Оборачиваюсь: чей-то отверзтый рот и волосы цвета электрик, завитые мелким бесом и подстриженные наподобие живой изгороди. И рот то открывается, то закрывается - натурально, обладательница рта уже какое-то время говорит, но я ни слова не слыхала, потому что слушаю свой любимый дуэт из  оперы "Бал-маскарад": ла-ла-ла...
Показываю на свои наушники - дескать, не слышу ничего - а она все разевает и разевает рот в каком-то беззвучном монологе. Мне бы отвернуться и дело с концом, но в детстве-то меня воспитывали родители как умели: невежливо, дескать, молчать, когда к тебе обращаются.
И никто меня не учил, что иногда это наилучший и единственный выход - молчать, когда к тебе обращаются да еще поплотнее заткнуть уши.
Вынимаю наушники, чтобы узнать, чего хочет женщина-куст цвета электрик от меня, и слышу вот что: "А вы тут с внуком гуляете?"
Краски дня безвозвратно меркнут. Плечи мои опускаются.
- Увы мне, несчастной! Я плохо выгляжу! Меня принимают за бабушку моего младшего сына! Жизнь кончена! Что же теперь делать?! Где же мое зеркальце? Зачем, зачем я вынула наушники из ушей!!!
Все это, как пишут в романах, с "быстротою молнии" проносится у меня в голове. На душе у меня мрачная поздняя осень. На губах - милая улыбка. С этой ненавистной мне самой милой улыбкой я выговариваю: Нееет, я тут с сыном гуляю...
- С сыном? Не может быть!
Дама критически оглядывает меня.
Гадина и мерзкая жаба, - думаю я...
Отчего же это не может быть? - это вслух.
Дальше разговор принимает  совсем уж комический оборот. Или трагикомический!
- А разве вы не та бабушка, которая только что сидела на этой лавочке?
- Нет, я не та бабушка!
- И вы не рассказывали мне только что про жареные пирожки?
- Нет, не я рассказывала вам про пирожки!
- Это точно?  Вы уверены?
- Совершенно уверена - я ничего не знаю про жареные пирожки!

- Ннну, извините... Нет, вы правда не она?
- Я не она!
- Но вы так на нее похожи! Ну, раз вы не она...
Дама явно разочарована.
Сказать или не сказать, что я на самом деле вру и я - это она?!

У Тэффи незабываемое:
– Извэните, милостивая государыня... Вы не мармазель Баринская из Киева?
«Эге! – подумала я. – Понимаю твою военно-грузинскую хитрость. Просто познакомиться хочешь… Ладно же!»
– Совершенно верно. Я мармазель Баринская из Киева.
Несколько мгновений испуганного молчания. Затем удивленно-радостный возглас:
– Нэ правду, врошь! Она брунетка!…
Но я не Тэффи, а моя собеседница не знойный кавалер с усами. Поэтому я продолжаю отпираться. Женщина-куст в смятении, у нее когнитивный диссонанс или что-нибудь в этом роде. И она требует предъявить ей мальчика - видимо, в качестве доказательства. Нет ничего легче: мальчик как раз нарезает очередной круг на велосипеде. Предъявляю. Дама уточняет: который в красной кепочке? Мне хочется ее задушить, а потом пойти сдаться в дом престарелых.
Дама, видимо, убежденная моей мимикой, замолкает. Я робко тянусь к наушникам. И вдруг радостный вопль: А вон она! Вон она - та бабушка, которая жарит пирожки! Вы меня извините, конечно, но вы просто очень похожи. И волосы такие...черные, гладко зачесаны, и фигура...
Оборачиваюсь: через площадку, прихрамывая, идет высокая грузная армянская бабушка в тапках. Знаете, бывают такие армянские бабушки: даже в московской жизни они сохраняют привычку ходить в тапках на улицу. У бабушки гладко зачесанные и собранные в пучок черные волосы с сильной проседью (ощупываю нервно свою рыжую челку), смуглое восточное лицо, темная юбка в пол. Бабушка большая - ей трудно носить себя, поэтому она переваливается на ходу. Бабушка что-то кричит внуку по-армянски. Бабушка с достоинством несет свой возраст и свои килограммы через детскую площадку. Я - довольно мелкая, в меру тощая и умеренно рыжая. На мне оранжевые штаны и красные кеды. И пусть молодость уже миновала, но я не ба-буууу-шка!
Мне хочется крикнуть: Нэ правду, врошь! Она брунетка!
Но я просто встаю и ухожу: пора замазывать морщины...
Чем не коммуникативная ситуация, а? А?
И, собственно, основной вопрос: что бы вы выбрали в такой ситуации? Сокрыться-таки в тени позора или таки врезать в лобешник?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments